СОБАКИ

 

Великий русский ученый И. П. Павлов так отозвался о собаке:

«Если это и не самое высшее животное (обезьяна выше на зоологической лестнице), то собака, зато самое приближенное к человеку животное, как никакое другое, — животное, которое сопровождает человека с доисторических времен».

Эти слова гениального физиолога как нельзя лучше характеризуют представителя животного мира, который своим постоянством заслужил право я на нашу ласку и на нашу заботу о нем.

На протяжении бесчисленных поколений собака является нашим неизменным спутником. С доисторических времен собака верой и правдой служила человеку. Бок о бок с ним она прошла через всю его историю. Ее преданность и верность вошли в поговорку.

Собака является ближайшим родственником волка. Однако доказано, что она произошла не от одного какого-либо ископаемого хищника, а от не­скольких. Так, к числу прародителей европейских и азиатских собак относится,  например, шакал.

Как же собака стала домашним животным?

Вероятно, существовала разновидность волка, вернее сказать, дикой собаки, которая держалась вблизи от жилища человека и питалась отбросами его пищи. При появлении крупных хищников эти первобытные собаки лаем поднимали тревогу, тем самым, предупреждая об опасности и человека. Поняв выгоду, которая дает близость с собакою, человек не стал отгонять ее от своего жилья, а, наоборот, начал подкармливать, приучать к себе.

Может быть, также человек однажды захватил на охоте щенков дикой собаки; выросши, они не убежали в лес, а продолжали жить около него, играя с его детьми и исполняя обязанности добровольных сторожей. Они-то и явились родоначальниками славного животного, чьи потомки служат нам и поныне.

Если вначале человек усмотрел пользу от собаки только в том, что, спасая себя, она одновременно сигнализировала об опасности и ему, то с течени­ем времени собака стала служить человеку и по-другому. Используя ловчий инстинкт собаки, человек приучил ее помогать ему на охоте: искать добычу, неслышно подкрадываться к ней, убитую приносить охотнику. Потом, когда человек занялся скотоводством, он заставил собаку охранять стада при пастьбе. Постепенно он добился того, что собака совершенно свыклась с его образом жизни, переселилась из лесной чащи в его жилище, стала всюду следовать  за  ним.

Менялась собака и внешне. Сообразно требованиям и привычкам хозяи­на, климатическим условиям, хозяйственному укладу создавались различные виды, группы собак, давшие впоследствии целый ряд разнообразных пород.

 Со временем человек применил собаку и в своих войнах. Боевых собак имели Ассирия и Вавилон. Город Карфаген в пору своего расцвета наряду с боевыми слонами содержал отряды специально обученных собак. Собаки были в войсках великого завоевателя древнего мира Александра Македонского, в полчищах Дария и Ксеркса.

Огромные боевые псы защищали колесницы полководцев на полях сражений, охраняли покой царей во время отдыха и сна. В Римской империи четвероногие стражи караулили рабов и  военнопленных.

В честь собак ставились памятники, воздвигались храмы, устраивались празднества. Особо отличившихся из них воспевали в сказаниях и легендах, увековечивали в произведениях архитектуры, искусства. Изображения собак, похожих на современных борзых, найдены на древнейших египетских памятниках, насчитывающих до трех с половиной тысяч лет до нашей эры (то есть всего около шести тысяч лет).

Издревле пользовались услугами этого животного наши предки славяне. В Киевской Руси собаки несли охрану городов и сел, предупреждая лаем о появлении дикого зверя и о человеке-вороге. Собаки сопровождали в походах дружины князей Святослава, Олега, Игоря. В степи они издали чуяли приближение половецких и татарских наездников и заблаговременно извещали об этом русских воинов.

С появлением огнестрельного оружия роль собаки как активного бойца на поле брани стала быстро уменьшаться и сошла на нет. Однако к концу XIX столетия собаки начали вновь появляться в армиях различных стран, но с иными обязанностями.

Появились собаки-санитары, собаки-разведчики, собаки-связисты.

Собака — это большая материальная ценность, часть национального бо­гатства страны. В наше время собаководство превратилось в необходимую отрасль хозяйства, неотъемлемую  часть  общего животноводства.

Взгляните на север. На огромном пространстве от Карелии до Чукотки собака является единственным (если не считать северного оленя) хозяйствен­ным животным. На собаках перевозят грузы, ездят друг к другу в гости, отправляются на рыбную ловлю и охоту. Собачьи упряжки на советском севере возят почту, литературу, медикаменты. Они способны пробегать без отдыха громадные расстояния.

Обратимся на юг. На высокогорных пастбищах Киргизии и Туркмении, в долинах Кавказа и степях Украины — всюду, где бродят колхозные и совхозные стада крупного рогатого скота, отары овец, табуны лошадей, встретите вы четвероногих пастухов — овчарок. Одетые густой длинной шерстью, которая надежно защищает их от непогоды, они бдительно стерегут сельскохозяйственных животных, отважно вступая в борьбу и с серым хищником-волком и со злоумышленником, решившимся посягнуть на общественное добро.

А пограничные собаки! Всю страну облетели имена Карацупы и его собаки Индуса, задержавших во время службы на границе более ста пятиде­сяти диверсантов.

Собака охраняет склады и промышленные предприятия, она сельский почтальон, сторож колхозного амбара, бдительный дежурный на водной стан­ции для спасения утопающих, поводырь слепого. Трудно перечислить все возможности применения собаки. Потому-то у нас так и поощряется занятие служебным собаководством.

Много собак выращивают государственные питомники, принадлежащие различным ведомствам. Еще больше дает их стране собаководческая общественность — тысячи энтузиастов-любителей объединены в клубах служебного собаководства. Среди них немало юных собаководов — школьников.

Генеральной проверкой работы советских собаководов явилась Великая Отечественная война. Великая Отечественная на деле доказала эффективность применения служебных собак в военных целях. К началу войны на учете в клубах Осоавиахима их стояло свыше 40 тысяч, а к концу – Советский Союз вышел на первое место в мире по использованию собак в военных целях. В период с 1939 по 1945 год было создано 168 отдельных воинских частей, использовавшие собак. На различных фронтах действовали 69 отдельных взводов нартовых отрядов, 29 отдельных рот миноискателей, 13 отдельных специальных отрядов, 36 отдельных батальонов нартовых отрядов, 19 отдельных батальонов миноискателей и 2 отдельных спецполка. Кроме этого периодически участвовали в боевых действиях 7 учебных батальонов курсантского состава Центральной школы служебного собаководства.

Собаки подрывали вражескую бронетехнику в боях под Москвой, Ленинградом, Сталинградом, Брянском. Из директивы начальника инженерных войск Советской Армии всем фронтам от 17 ноября 1944 года: “В Ясско – Кишеневский операции взвод собак-миноискателей успешно выполнял задачу по сопровождению танков. Этот специально обученный взвод сопровождал танки во всю глубину зоны оперативных заграждений противника. Собаки привыкли к езде на броне танков, к шуму моторов и стрельбе из орудий. В местах, подозрительных на минирование, собаки-миноискатели под прикрытием огня танков производили разведку и обнаруживали минные поля”.

Из донесения командующего 30-й армией генерал-лейтенанта Лелюшенко от 14 марта 1942 г.: «В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного батальона. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».

Использовались собаки и в отрядах Смерша для поиска диверсионных групп противника, особенно для поиска вражеских снайперов-“кукушек”. Чаще всего в каждый из отрядов входили 1-2 стрелковых отделения, оперативный работник органов НКВД или НКГБ, связист с радиостанцией, и вожатый со служебно-розыскной собакой.

Широко применялись служебные собаки и в службах связи, и для доставки раненых с позиций.

Из донесения штаба Ленинградского фронта: «6 собак связи… заменили 10 человек посыльных, причем доставка донесений ускорилась в 3-4 раза»

На боевом счету частей военного собаководства свыше 300 подбитых танков, более 200 тыс. доставленных донесений в периоды, когда отсутствовали другие средства связи, подвезено на огневые рубежи 5862 т. боеприпасов. В частях, где применялись нартовые упряжки, 95% тяжелораненых вывезено ездовыми собаками, а всего было вывезено красноармейцев (читайте – спасено) около 700 тысяч! Обследована территория в 15153 кв. км. С помощью четвероногих было разминировано 303 крупных города и населённых пункта, среди которых – Псков, Смоленск, Брянск, Львов, Минск, Киев, Сталинград, Одесса, Харьков, Воронеж, Варшава, Вена, Будапешт, Берлин, Прага, а также 18394 здания и обнаружено свыше четырёх миллионов мин.

 В первые годы Великой Отечественной войны в советских кинологических центрах готовили собак по специальности, которая повергла бы в ужас нынешних защитников животных. Меньшие наши братья становились истребителями танков, то есть живыми "торпедами"; на спину им крепилась взрывчатка, с которой они бросались под боевые машины немцев. Таким образом, компенсировался недостаток противотанковых средств.

 В трудное для нашей Отчизны время, когда немецко-фашистские орды, пользуясь временным превосходством своей техники, рвались в глубь Советской страны, родилась неизвестная доселе специальность собаки — борьба с вражескими танками. Противотанковые собаки подорвали сотни вражеских машин и сохранили жизнь не одному советскому человеку.

Не меньшую пользу принесли санитарно-ездовые собаки. Они вывезли из-под огня тысячи и тысячи раненых с их вооружением.

Собаки нашли миллионы мин, заложенных врагом.

Минно-розыскная служба — одна из самых молодых форм использования собаки в военном деле. Она родилась в годы Великой Отечественной войны, когда обнаружился небывалый  размах  применения  мин  немецко-фашистскими войсками.

Уже при контрнаступлении советских войск под Моск­вой нашим саперам пришлось проделать гигантскую рабо­ту, прокладывая проходы в минных полях, которыми окру­жили себя гитлеровцы. По мере того как нарастали масшта­бы военных действий, минирование принимало все большие размеры. Стоит гитлеровцам задержаться где-либо хотя бы ненадолго, и они спешат немедленно разбросать повсюду тщательно замаскированные смертоносные ловушки.

Поиск и обезвреживание этих взрывающихся «сюрпризов» требует немало времени и сил. Героический труд разминировщика связан с непрерывным, выматывающим нервы риском. Нужно сделать восемьдесят уколов щупом на квадратном метре. В день пройдешь не более пятнадцати метров. Щуп длиной в пять метров; но эти пять метров не спасут, если мина случайно взорвется, А такие случаи бывали.

Не намного лучше и электрический искатель. Он с батарейкой, питание за спиной, устройство это не так уж совершенно и часто портится. Главное же, искатель ищет только металлические мины. А гитлеровцы стали делать «сюрпризы» с деревянным, картонным (пропитанным смолой), стеклянным, цементным корпусом. И миноискатель совсем не гарантировал, что здесь нет мин.

Мысль использовать для разминировки собак была сколь оригинальна, столько же и проста. Ведь ищет же со­бака преступника по его следу, безошибочно наводит охот­ника на дичь в лесу!

Собака явилась универсальным средством, пригодным для поиска мин любого типа, работает собака на запах тола (взрывчатки) в первую очередь и потом на запах комплексный (ржавчина, гниение и т. д.). Мина стоит и воняет. Мы с вами со своим обонянием этого не распознаем, а собака чует превосходно.

Первыми четвероногими минерами, показавшими отличную выучку, были овчарки Джек и Фрося. В июле 1942 года состоялось их испытание, устроили минное поле, приехала комиссия. Предложено было найти пятьдесят процентов мин. Собаки нашли все сто. После приезжали маршалы, генералы. С собаками работники центральной школы дрессировщиков выезжали в высшие офицерские школы — показывали работу животных там. Сначала многие смотрели на работу собак, как на фокус.

Поехали на фронт. Нашли минное поле на территории, недавно отвоеванной у врага: обширное пространство, уже успевшее порасти высокой густой травой, только кое-где виднелась колючая проволока  да таблички с  надписями по-немецки: «Внимание! Мины!» Снова испытание в при­сутствии специальной комиссии. Солдат-вожатый Салищев, бывший  осоавиахимовец,   подружившийся  с  собаками   еще в  клубе  служебного собаководства,  прошел с Фросей  все поле. Ни одной мины не нашел.  Нашего начальника шко­лы — тогда он был еще полковником — трясло от нервного возбуждения   как  в  лихорадке.   Салищев,   вернувшись,  до­ложил:

—Товарищ полковник, мин нет. Тот вскипел:

—Как нет?!

Пошли, проверили  обычными средствами. Действительно, нет. Фрося не ошиблась.

Очевидно, немцы, отходя, нарочно поставили для устра­шения таблички с надписями.

Как ни странно (мин-то не нашли!), но можно считать, что именно после этого случая свершился окончательный перелом во взглядах высшего командования относительно возможности использования собак для минно-розыскной службы. Однако потребовалось некоторое время, чтобы эта служба завоевала и у всех полное доверие.

С апреля 1943 года собаки-минеры прочно встали на вооружение армии. Это совпало с моментом решительного перелома в ходе войны, когда стала быстро расти потребность в разминировании. Собак-разминировщиков стали в обязательном порядке придавать всем инженерным частям. Были созданы и самостоятельно действующие собаководческие подразделения, так сказать, летучие бригады, перебрасывавшиеся на различные участки по мере надобности.

Для этой цели оказались пригодными все собаки с достаточно острым чутьем: лайки, сеттеры, пойнтеры, континентальные легавые, овчарки, спаньэли, таксы... Но мы все же предпочитаем настоящих служебных собак, и прежде всего, разумеется, овчарок. Они мощны, злобны и могут не только искать мины, но в случае нужды и постоять за себя. Не надо забывать, что мы на фронте.

Успешно ищут мины доберман-пинчеры, эрдель-терьеры. Но, тем не менее, все наше подразделение укомплектовано исключительно овчарками.

Наш быт — это почти непрерывное передвижение. Где-то отвоевали у врага кусок земли — требуется произвести разминировку: собаки, пожалуйте сюда. Готовится насту­пление — саперы проделывают проходы: опять вызывают собак. Может пригодиться их помощь.

Порядок на минном поле очень строгий. Собака на поводке, человек идет прямо, а четвероногий минер — зигзагом, производя поиск, как идет розыскная собака-ищейка, как охотничья, хорошо натасканная собака отыскивает дичь в перелеске, на лугах. Нашла — села. Коротким щупом во­жатый нащупал заложенный «сюрприз», поставил вешку.

Вешки ставят справа от себя; с левой стороны идет другой с собакой, тоже ставит вешки. Второй — на тридцать метров позади. Дистанция  должна соблюдаться неукоснительно.

Категорически запрещено производить на минном поле шум, делать произвольные движения в ту или иную сторону, вообще отвлекаться и отвлекать других. Надо помнить, что под ногами — смерть.

Собака ищет и находит — человек обезвреживает. Не думайте, что минное поле — это обязательно нечто такое, что вы сразу определите по его зловещему виду. О нет! У минного поля чаще всего очень невинный, очень мирный, даже манящий вид. Цветут лютик и ромашка, жужжат шмели и осы, бабочки перепархивают с цветка на цве­ток. А там, под ними, под цветами и бабочками, притаилась гадина, готовая ужалить насмерть.

И нас не обманывают ни эти ромашки, ни безмятежное очарование пейзажа, ни жаркое полуденное солнце, заливающее сверху лучами эту мирную картину.

Печет. Чтобы с собаками не случилось солнечного уда­ра, на них «шляпы» из парусины.

В редкие периоды затишья производим тренировочные фронтовые занятия. Повторение — мать учения. Это отно­сится и к собакам.

Хорошо работали собаки-связисты, подносчики патронов... Овчарка Джек, Рижской ордена Красной Звезды школы дрессировщиков, за время войны перенесла 2932 донесения. Она держала связь через Днепр, была трижды ранена и после демобилизации благополучно вернулась в родной питомник. Минер Дик, той же школы, обнаружил 1728 различных смертоносных мин-ловушек и тоже благополучно вернулся домой.

За мужество и отвагу, в сочетании с умелым использованием собаки при выполнении приказов командования, много вожатых служебных собак — бойцов и офицеров Советской Армии — награждено правительственными наградами: орденами, медалями. Наиболее отличившиеся из них удостоились высшей чести — звания Героя Советского Союза.

Большая заслуга в успехах служебного собаководства в военные годы, несомненно, принадлежала любителю. Именно любитель дал основные контингенты собак для фронта. В дни войны особенно усилилась работа клубов по снабжению Советской Армии новыми полноценными пополнениями. Знаменитая Динка, взорвавшая мост и железную дорогу в тылу у немцев была, например, передана в армию Московским клубом служебного собаководства.

Многие любители в военные годы вырастили и передали для нужд армии по нескольку десятков породистых щенков. Патриоты отдавали безвозмездно и взрослых собак, своих друзей, с которыми, вероятно, ни за что не расстались бы в мирное время.

 

Великая Отечественная на деле доказала эффективность применения служебных собак в военных целях. К началу войны на учете в клубах Осоавиахима их стояло свыше 40 тысяч, а к концу – Советский Союз вышел на первое место в мире по использованию собак в военных целях. В период с 1939 по 1945 год было создано 168 отдельных воинских частей, использовавшие собак. На различных фронтах действовали 69 отдельных взводов нартовых отрядов, 29 отдельных рот миноискателей, 13 отдельных специальных отрядов, 36 отдельных батальонов нартовых отрядов, 19 отдельных батальонов миноискателей и 2 отдельных спецполка. Кроме этого периодически участвовали в боевых действиях 7 учебных батальонов курсантского состава Центральной школы служебного собаководства. связи… заменили 10 человек посыльных, причем доставка донесений ускорилась в 3-4 раза.»

На боевом счету частей военного собаководства свыше 300 подбитых танков, более 200 тыс. доставленных донесений в периоды, когда отсутствовали другие средства связи, подвезено на огневые рубежи 5862 т. боеприпасов. В частях, где применялись нартовые упряжки, 95% тяжелораненых вывезено ездовыми собаками, а всего было вывезено красноармейцев (читайте – спасено) около 700 тысяч! Обследована территория в 15153 кв. км. С помощью четвероногих было разминировано 303 крупных города и населённых пункта, среди которых – Псков, Смоленск, Брянск, Львов, Минск, Киев, Сталинград, Одесса, Харьков, Воронеж, Варшава, Вена, Будапешт, Берлин, Прага, а также 18394 здания и обнаружено свыше четырёх миллионов мин.

СОДЕРЖАНИЕ