Заключительное слово.

Работать с любовью, жить с надеждой.

 

    Мой личный педагогический стаж составляет семнадцать лет. Много это или мало? Устала? Тяжело? Где-то однажды я прочитала слова, что профессия учителя требует постоянного горения, неистощимого энтузиазма, самой беззаветной любви к детям. И ни усталость, ни горе, никакие другие обстоятельства не дают учителю права работать плохо…

    За свою педагогическую деятельность я испытала разное. Случалось так, что мучил вопрос: «А всё ли я сделала для того, чтобы мои ученики полностью раскрылись, овладели знаниями, подготовились к жизни?» А бывало и так, что сердце начинало радостно стучать от чувства гордости за успехи своих учеников. Что ж, думаю, такое бывает со всеми, кто любит свою работу, старается добиваться результатов и критически относится к самому себе.

    В своей родной школе я работаю с 1992 года. Вся моя трудовая деятельность неразрывно связана с детьми. Вспоминаю, как впервые переступила порог родной школы, как много было идей, желаний и сил  их воплощать. Мой первый класс был достаточно большим – десять человек, десять пар умных пытливых глаз. Я начала их учить и начала учиться сама. Сегодня это уже взрослые люди. Некоторые из них оканчивают институт, мальчишки уже отслужили в армии. У некоторых  сложились семьи, и подрастают маленькие дети. Все они нашли своё место в жизни, и я от души радуюсь за них.

   Следующий этап моей педагогической деятельности оказался трудным. Нелегко давалась работа. Случалось, что опускались руки, приходила домой и плакала от бессилия и от чувства, что ничего не умею. Сегодня этим ребятам по восемнадцать лет. С тревогой смотрю на них. Вижу, что не у всех всё складывается так, как хотелось бы. Может в этом есть и часть моей вины?

    А потом снова был успех. Я сделала ещё два выпуска. Хорошие, сильные ребята, они и дальше пошли по дороге знаний уверенно и твёрдо, а ещё они многому меня научили. Успех окрыляет, придаёт силы. Кажется, что за столько лет ты приобрёл достаточно опыта, что  знаешь и умеешь практически всё. Но это верно для любой другой профессии, но только не для профессии учителя.

   Вскоре я начала работать в новых для себя условиях: мне пришлось принять одновременно два класса. И пришло совсем иное отношение к оценке собственных умений и способностей. Сказать, что первые шаги были трудными, ничего не сказать. Как работать с двумя классами одновременно? Как сделать, чтобы это было эффективно? А работа в режиме развития? Я уже активно стала пробовать различные  приёмы в этом направлении? Но ведь все методы и приёмы работают только тогда, когда ими владеет не только учитель, но и ученики, и их этому надо обучить. Совмещённый класс, дефицит времени, иной подход к дисциплине… Вопросов возникло столько, что голова пошла кругом. Припомнилось что-то со студенчества, вспомнилось и собственное детство, когда моя первая учительница работала одновременно с тремя классами, и я являлась ученицей одного из них. Но это всего лишь воспоминания, а как же быть  в реальной жизни, с чего начинать?

    А с чего мы всегда начинаем? Конечно с тематического планирования. Признаюсь, что пришлось потрудиться. Ведь всё планирование теперь «умножалось на два». Выполнила его отдельно по каждому классу, а впоследствии поняла, что это крайне неудобно, сегодня я выполняю часть планирования в совмещённой форме. Но это был только первый шаг. Следующим этапом стало поурочное планирование. Вот здесь-то и начались настоящие трудности: все структурные моменты урока «плавно растворились» в чередовании коллективной и самостоятельной работы. Но хорошо сказать «растворились», а как это выглядело на самом деле? Второй класс оказался совершенно не готов к самостоятельной работе. На объяснения уходило огромное количество времени. Четвероклассники, напротив, ярко демонстрировали свою самостоятельность, совершая при этом чудовищное количество ошибок. В общем, это были плохие уроки. Я понимала, что нужно искать способы научить детей главному: самостоятельности, самоконтролю, самооценке, самодисциплине. Как много в этих словах части сам. Но прежде чем научить детей, нужно было научиться планировать свою работу, и начался трудоемкий ежедневный процесс подготовки к урокам. Времени стало уходить вдвое больше прежнего.

Постоянно анализируя уровень готовности класса и каждого отдельного ученика, я стала подбирать задания для индивидуальной работы, при этом активнее начала использовать памятки, которые тоже разрабатывала индивидуально.

    Урок стал проходить по этапам: работа с учителем, самостоятельная работа. Иногда несколько этапов работы в одном классе соответствовали лишь одному этапу в другом, однако при этом я всегда стремилась к завершённости работы и по времени и по содержанию.

Непосредственную работу с учащимися я старалась организовать только для следующих этапов:

-объяснения нового материала;

- первичного закрепления;

- обобщения изученного;

- некоторых видов проверки.

Всё же остальное время старалась отводить самостоятельной работе, включая в неё:

- самостоятельное повторение по учебнику или другим источникам ранее изученного материала;

- упражнения для закрепления;

- различные виды тренировочных  упражнений;

- практические работы;

- поисковую деятельность;

- тесты и т. д.

    Наконец, что-то начало получаться. Появились и первые результаты: улучшилось качество чтения у второклассников, четвероклассники справились с контрольными работами по математике и по русскому языку (50% на «4» и «5»). Но вопросы всё равно оставались.

    Неожиданно на помощь пришли старые подшивки журнала «Начальная школа». Не могу даже объяснить то чувство, которое  испытала, когда одна за другой мне начали попадаться статьи по вопросам обучения в малокомплектной школе. С одной стороны я очень обрадовалась, получив неплохую информационную поддержку, а с другой была немного разочарована тем, что уже не чувствовала себя таким «героем-первооткрывателем» в области работы с классом - комплектом. Ну, насчёт первооткрывателя я, конечно,  иронизирую. Ведь у нашей школы богатый опыт в данной области. Просто со временем он утратил свою актуальность и почти забылся. Но сегодня приходится вспоминать забытое прошлое, переосмысливать и переоценивать его, адаптировать к современным условиям и требованиям.

    Наверное, кто-то возразит и скажет, а надо ли  вообще поднимать этот вопрос? Что такое сельская малокомплектная школа в период глобализации, внедрения национальных проектов? А может сельский учитель просто боится потерять работу и, как утопающий за соломинку, держится сегодня за малоэффективный процесс обучения в классе-комплекте. Но не следует забывать и о том, что сельская школа – это едва ли ни единственный на селе очаг культуры, где занимаются с детьми, заботятся о них, где всегда достаточно высок уровень воспитанности.

     Ещё Я.А. Коменский говорил: «Для всякого христианского государства важно, чтобы во всяком благоустроенном человеческом общежитии (будь то город, местечко или деревня) была устроена школа…» И я очень надеюсь, что вопрос, который я сегодня подняла, окажется не напрасным, и что сельская школа ещё поживёт.

 

назад домой далее